Историческая корреспонденция

На сайте «Letters of Note» собирают самую разную историческую корреспонеднцию: от воззвания Жанны Д'Арк середины XV века до ответа Джонни Деппа свои поклонникам, датированного 2008-м годом. Среди прочих интересных вещей: письмо Керуака о Берроузе, письмо Гитлера, подписанное «Всегда ваш, Адольф Гитлер», открытка Пикассо для Жана Кокто. У сайта есть трансляция в ЖЖ.

Спасибо ЖЖ-юзеру gaus, который обратил внимание на этот сайт и, в частности, на телеграммы о «Титанике»:

Различить их в конечном счете почти невозможно

О взаимозависимости филологии и философии очень интересно рассуждает Михаил Ямпольский в своей статье «Филологизация (проект радикальной филологии)». Подходя к проблеме исторически, он в результате создает краткую историю филологии, в которой можно выделить три этапа: зарождение научной филологии с анализом Вольфа «Илиады» и «Одиссеи», затем — формирование двух направлений (филология как «непонимающая дисциплина» (шлегелевская линия) и филология как герменевтика (линия Шлейермахера)) и, наконец, то, что условно можно назвать современным этапом, начиная с Ницше и Хайдеггера, когда филология вновь стала мыслиться «рядом» с философией. Даже те, кого поставленная проблема не слишком волнует, могут получить удовольствие от всей этой захватывающей истории, рассказанной Ямпольским.

<...> Ницше хорошо знал Вольфа, штудировал «Пролегомены» и под их прямым влиянием написал свою вступительную речь в Базеле «Гомер и классическая филология». Эта речь — едва ли не первая в истории филологии декларация о смерти автора. Доводя выводы Вольфа до логического конца, Ницше заявляет, что Гомера как некой авторской целостности вообще нет, что он не что иное, как позднейшая иллюзия герменевтов. Для древних греков Гомер был чистой материальностью, но постепенно он становится ярлыком, обозначающим некое эстетическое целое. В древности, считает Ницше, «значение Гомера понималось материально, а не формально». Но по мере нарастания эстетического начала «материальное значение Гомера, как отца героического эпоса, переходит в эстетическое значение Гомера». Материальное значение связывается Ницше с автономной ценностью фрагмента, слова, эстетическое — с общим понятием формы, плана. Чем больше Гомер связывается с эстетической формой, тем более сам он превращается в чисто эстетический фантом. <...>

Точка с запятой

На сайте «Пушкинского дома» выкладываются сканы стереотипических изданий (в том числе и первых) Пушкина. Теперь можно самостоятельно убедиться в том, что представления Пушкина о начале Евгения Онегина значительно отличаются от аналогичных представлений более поздних издателей, и, как следствие, читателей:

«Мой дядя самыхъ честныхъ правилъ;
Когда не в шутку занемогъ,
Онъ уважать себя заставилъ,
И лучше выдумать не могъ...»