Прочее » интервью

Интервью с Джармушем о «Пределах контроля»

Вскоре после выхода «Пределов контроля» сайт Кинематографического общества Линкольн-центра опубликовал интервью с Джармушем о его новом фильме. Оно во многом подпитывает критику этого фильма (см., например, отзыв Станислава Зельвенского), упирающую на то, что фильм до наивности прост: если интерпретировать фильм по Джармушу, то он и в самом деле оказывается «не умен». Это видится принципиальным для тех возможностей анализа, которые предоставляют «Пределы контроля»: несмотря на то, что все интерпретации фильма, которые возникают по ходу просмотра и после него, кажутся или банальными, или просто глупыми, фильм все равно доставляет удовольствие и вызывает желание его пересматривать. Именно здесь становится возможным подход в духе «Радикальной филологии», о которой пишет Ямпольский: анализ фильма, необходимо отрицающий его интерпретацию, его герменевтику.

В интервью очень интересным представляется момент, когда у Джармуша спрашивают, чего он хотел добиться постоянными "переносами [transference]" из реального в изображаемое (например, сцена с похищением героини Тильды Суинтон). Джармуш отвечает на это: "Ох, да я и не знаю. Я просто пытался наслоить побольше вещей друг на друга [layer things in]" и приводит несколько примеров, после чего интервьюер спрашивает: «Но разве такая повторяемость не подпитывает центральную идею о том, что все взаимосвязано?». В этом разговоре происходит типичная ситуация для обсуждения «Пределов контроля» (да и многих других фильмов): при рассмотрении элементов картины сразу возникает потребность подвести их под какой-то невероятно банальный тезис или вечный вопрос. «Пределы контроля» смысл не интересует, речь о смыслах в этом фильме вообще не идет (потому что все эти банальности про «взаимосвязанность всего», «пределы контроля» и прочее не имеют к смыслу никакого отношения). Впрочем, тогда вновь возникает вопрос: «А что мы вообще можем сказать о кино?». Ответом, который никого не удовлетворит, может служить пресловутое объяснение Джармуша:

Oh man, I don’t know. I was just trying to layer things in. The idea that the shape of a violin is like the shape of a nude woman’s torso, which is like a guitar, which is then, you know, molecules in the wood and then Youki Kudoh’s character talking about molecules. And then I used this classic polka dot fabric throughout the film in tiny ways, I don’t know if anyone noticed it. I just kept throwing them in. Like you’ll see it when the nude girl grabs the phone, in the bag there’s a scarf that has the same pattern. Or Yuki Kudoh wears that pattern in a suit, or Gael has a cloth tied around his wrist that is of that same pattern. It’s the most classical polka dot print, and I got obsessed with it and did a lot of research about the polka dots coming with the gypsies or the Roma people into Spain in the 14th century in Andalucia. And it’s still very predominant in Spain, particularly in Flamenco culture, which are dominated by Roma gypsies. Anyways, it’s also very molecular. <...>

Искусство — это то, что ты делаешь

Если верить словам Слюсарева, сказанным им в последнем интервью, то 23 апреля в России умер единственный хороший фотограф и единственный человек, который разбирается в фотографии.

Подборка фотогарфий Слюсарева

Композитором-минималистом я был параллельно с бизнесом

На Часкоре пару месяцев назад было опубликовано довольно интересное интервью с Павлом Кармановым (ЖЖ) — современным русским композитором-минималистом. Как всегда, самое любопытное — бытовые детали.

<...> Моя точка [из которой пишется музыка] — конкретный заказ, желательно оплачиваемый и (или) гарантирующий мне исполнение, поездку, запись. В стол я обычно ничего не пишу. Так как на сегодняшний день у меня довольно много более или менее интересных предложений, а времени явно не хватает.

Недавно уважаемый мной дирижёр Теодор Курентзис предложил исполнить что-нибудь моё, но неигранное. Чем меня несколько озадачил, так как неигранного у меня фактически нет. 

У Карманова есть аккаунт на Ютубе, где он выкладывает записи многих своих произведений, даже тех, которые еще не издавались на дисках. В том числе — Дважды двойной концерт для двух камерных оркестров — возможно, одно из лучших произведений русского минимализма.